Главная » Аниме фанфики » Комедия

Рыцарь-Вампир / Vampire Knight - Единственный...

Название: Единственный... 
Автор: Лия Кондратьева 
Бета: rima touya 
Рейтинг: PG-13 
Пэйринг: Рука / Каин 
Размер: Средний 
Жанр: POV, Романтика 
Закончен




Единственный…

You touch my hand, 
As colours come alive 
In your heart and in your mind. 
I cross the borders of time 
Leaving today behind 
To be with you again.*
Я всегда восхищалась им. По-королевски неприступный, непроницаемо холодный, но безумно желанный… С самого рождения мне привили любовь и уважение к чистокровным. А конкретно к нему – Канаме Курану. Могущественного чистокровного всегда ставили нам в пример. Мама даже хотела, чтобы я стала его женой. Я тоже когда-то в это верила: старалась быть лучшей, всячески показывала свою любовь и преданность, даже вслед за ним перешла в Академию Кросс, стала принимать «пацифистские» кровяные таблетки. Но все усилия были тщетны, мечты остались мечтами, я ни на йоту не приблизилась к так страстно желаемой цели. 
Я всегда завидовала Ханабусе. Именно с ним, с ним первым стал общаться любимый мною человек. Именно Айдо всегда оказывался в курсе некоторых тайн Курана Канаме. Он, а не я. Его восхищение нашим главой казалась мне глупостью, чем-то надуманным, в то время как собственные чувства я считала сильнейшими на свете и верила, что настанет тот день, когда они станут взаимными.

Наступил миг счастья – я стала учиться в Академии Кросс. Но восторг был вызван отнюдь не возможностью получить образование в одной из лучших школ страны, а шансом быть рядом с ним, каждый день видеть его, завоевывать его внимание… И я продолжала верить в то, что смогу стать парой Канаме - сама. Несбыточное желание стало целью жизни. 
О, как я была счастлива, когда чистокровный пригласил меня к себе и попросил испить моей крови! За спиной выросли крылья, как только его руки прикоснулись к моим плечам… Земля перевернулась, исчезла гравитация – его клыки осторожно впились в шею. Я боялась даже вдохнуть, чтобы не спугнуть этот сладкий сон. Эйфорию вызывало и то, как жадно он глотал мою кровь. Жаль что этот миг единения был так краток. Мгновенье, когда я чувствовала себя нужной ему. Сердце замирало, стремясь увидеть в обращенном ко мне взгляде любовь. И я убедила себя в том, что он была. Но даже прикасаясь тонкими губами к моей коже Канаме - сама думал о ней, о девочке спящей в соседней комнате. 
Я мечтала оказаться на ее месте. На месте той, что так дорога Канаме. На месте Юки Кросс. Лучше б я знала о них сразу, и не было бы так больно. Только в этой истории слишком много «бы»...

Тот укус окончательно лишил меня и без того хрупкого счастья сна, и не в силах переключиться ни на что другое я грезила лишь о Куране Канаме. Днем, когда все «ночное» братство засыпало, я, пряча чувствительные к свету глаза от слепящего солнца, шла в комнату главы общежития, тихо садилась на пол перед его кроватью и наблюдала, как он спит. Смотрела, как нервно вздрагивают его ресницы, и слушала его сонное бормотание. Я была счастлива даже этим. Я представляла себя рядом с ним, стыдилась своих мыслей, и все-таки хотела делить с ним кровать… Это в пять лет я мечтала слепить с ним общий куличик, в восемнадцать песочницы уже стало мало. Я приходила всегда в одно и то же время, как по графику, и уходила, одними губами произнося: «Я люблю тебя». ТЕБЯ. В мыслях я уже осмеливалась его так называть. Но однажды меня увидели в комнате Канаме - сама… 
- Рука? 
Я, вспыхнув, вскочила на ноги и увидела в дверях Акацки Каина. Стыд, ужас, страх… Я выбежала из комнаты и заперлась у себя. Лицо горело, сердце бешено стучало. Как будто меня застали за чем-то неприличным. Но я заставила себя успокоиться и на занятия вышла, надев свою обычную маску хладнокровия. Но смотреть в глаза Каину я не могла. Я чувствовала себя совершившей предательство… Хотя...он на меня и не смотрел. Но мне был нужен только Канаме - сама... За воротами сдержать толпу наших фанаток пыталась неуклюжая староста Кросс Юки. И как всегда только ей одной глава общежития подарил немного грустную улыбку, а она даже отреагировать нормально не смогла… Да, я ей завидовала. И только из ревности смерила навязчивого очкастого парня из Дневного класса взбешенным взглядом.

Никто не поверит, если я скажу, что очень импульсивна. Яркого выражения моих чувств никто никогда не видел. Я сдерживала себя, стремясь быть достойной любимого. Но когда дело касалось его, я становилась похожа на разъяренную кошку. Глупая. Можно подумать, он сам не смог бы за себя постоять… Я чуть не набросилась на Асато Ичиджоу, дедушку Такумы, когда он попытался укусить Канаме. Вместе с Ханабусой я кинулась защищать главу общежития, за что Айдо получил сильную пощечину, а я осталась без наказания. И даже в этом я умудрилась увидеть расположение Канаме - сама. И только потом поняла, что ни один настоящий мужчина никогда не поднимет руку на женщину. 
На дне рождении Сары, я еле сдержалась, чтобы не выскочить перед нашим лидером, когда все присутствующие стали представлять ему своих дочерей. Я думала, что только одна я достойна Канаме, что он не имеет права быть с кем-либо другим, не со мной. И только горячие ладони Каина удержали меня от необдуманного поступка. Когда мы танцевали, я смотрела только на Курана, кроме него меня ничто не волновало. Это задело Акацки, и тогда он прошептал мне на ухо: 
- Юки Кросс находится здесь. 
Меня как будто окатило ледяной водой, и, будь я на самом деле кошкой, я бы зашипела . Но я смогла сохранить внешнее равнодушие. Однако старого друга обмануть очень трудно, и поэтому Каин поспешил добавить: 
- Прости, - сказал он и, взяв бокал вина, отошел куда-то. 
И только в этот момент я спросила себя, а друг ли для меня Акацки? Тогда я решила, что друг. Просто друг. И продолжила причинять ему боль своей бесполезной привязанность к Курану Канаме.

А потом выяснилось, что та девочка, которую так бережно охранял и о которой так заботился глава вампиров - его сестра. Весь «ночной» мир был шокирован этим известием. Принцесса, о которой никто не знал. Вместе с этим известием нам пришлось узнать и о возвращении дяди Канаме - сама - Курана Ридо… 
Вот тогда я окончательно уверилась в том, что никогда не стану близка Канаме. И в первую очередь разочаровалась в себе, в своих глупых и наивных мечтах, в том, что я бездумно верила его любовь ко мне… Нет, я не плакала, я как будто впала в оцепенение и прокручивала в голове эпизоды своей жизни, вычисляя правду. Как я могла надеяться? Думать, что я действительно, дорога Канаме - сама, что что-то для него значу... Обманывалась, улетала в мечтах в заоблачные дали… А потом больно ударилась о землю… Слез не было, и от этого становилось еще хуже. Часть меня заранее знала об этом. 
В комнате нет света, шторы плотно задернуты, дверь закрыта на замок. Я лежала и обвиняла себя в бездействии, ведь, наверное, нужна была моя помощь. Но сил подняться не было. 
Непонятным образом слегка приоткрылась дверь, и в комнату зашел Каин, освещая темную комнату пламенем ладони. Я отвернулась, слезы не вовремя подступили к горлу. Я не решилась взглянуть ему в лицо и тихо произнесла: 
- Все хорошо, Акацки. Я просто устала. 
Он подошел ближе и сел рядом, пряча в ладони силу. Снова стало темно, а я не смогла сдержать слезы, почему-то только рядом с ним почувствовав себя беззащитной. 
- Нет, не хорошо. Я чувствую, - Каин погладил меня по волосам, и я уснула... 
А когда проснулась, во мне появилось чувство легкости, свободы. Я уже не думала о Куране, мысли были заняты другим. 
И как обычно, как только открылись ворота Лунного общежития, девчонки фанатки радостно заверещали, готовые от малейшего взгляда своего «Идола» (не обязательно Ханабусы) упасть в обморок. И в этих девчонках я узнала себя. Это их поведение напомнило то, как я сама себя вела. Мне стало смешно, и я не стала себя сдерживать и громко расхохоталась. Я смеялась, не в силах остановить свою идиотскую истерику. Все, включая Дневной класс, умолкли и недоуменно на меня смотрели. И от этого тоже было весело. Никто никогда не видел меня так открыто смеющейся. Понял мое состояние только Каин, и улыбнулся своим мыслям. 
- Рука, все хорошо? – соизволил осведомиться о моем состоянии Канаме - сама. 
- Да, Канаме - сама, все хорошо, как никогда. Я свободна, - обернулась и подмигнула покрасневшему и казавшемуся мне когда-то навязчивым парню в очках. 
Я поняла, что зря зацикливалась на одном, тратя силы и время несбыточную мечту, которой теперь даже и добиваться не хотелось. Я готовила себя к трудностям, так пусть теперь Кросс Юки… нет – Куран Юки - сама преодолевает их.

А я...свободна... 
В Академии была в разгаре противостояние нами, вампирами-аристократами и прислужниками Курана Ридо, желавшего отомстить племяннику, вместе с псами Гильдии Охотников, которые по непонятной причине примкнули к этому чистокровному. Если бы я находилась под влиянием прежних чувств, то вряд ли стала бы помогать охранять принцессу Юки. Но я отпустила «любовь», и всеми силами старалась помочь в освобождении школы. 
Куран Ридо в своих методах достижения целей был жесток и отвратителен. Чего стоит только одна кровавая оргия, которую он устроил в Лунном общежитии, пока мы были заняты истреблением вампиров класса Е. Это было чудовищно…

Битву мы выиграли. Выиграли, объединившись. И победили во многом благодаря Юки - сама и обращенному вампиру Кирию Зеро. Моя неприязнь к последнему тоже стала утихать. Раньше я ненавидела его – во многом из-за его обращения с Канаме - сама. А тогда именно благодаря ему и нашей принцессе мы были освобождены…

Ридо был повержен, но его «армия» не хотела признавать поражение и продолжала нападать на Академию, и вскоре волна голодной агрессии захлестнула практически всю страну. В который раз разгоралось противостояние между вампирами и охотниками. Правда теперь силы смешались и, уже нельзя было четко разделить, кто «наш», а кто «враг».

Мне всегда было проще переключиться с важной проблемы на что-то менее существенное, занимаясь простыми «человеческими» занятиями. Я люблю готовить, но в то время я скрывала эту свою слабость. Я считала, как и все светские вампиры, что домашними делами должна заниматься прислуга, высшее общество не должно «пачкать» руки... Но, тем не менее, я умела и любила готовить. 
В тот вечер безумно уставшая после дневного дежурства на территории школы (это стало обязательным для каждого ученика Ночного Класса в опасное время) я попросила горничную уступить мне кухню. Одетая в розовый пушистый домашний костюмчик и меховые тапочки, я крошила шоколад, думая о будущем и не замечая ничего вокруг. Сзади раздался насмешливый кашель, и я вздрогнула, уронив от неожиданности крышку кастрюли. 
- Рука? – удивленно рассматривая мой наряд, спросил Акацки. 
Я лишь улыбнулась, справляясь с нараставшим волнением. Всегда элегантная, одетая со вкусом, в этой пижамке я выглядела, по меньшей мере, нелепо. Но я устала стараться быть кем-то другим. Я продолжила готовить шоколадное пирожное и неожиданно для себя сказала Каину: 
- Я хочу почувствовать себя человеком. 
- Я понимаю тебя. Иногда мне кажется, что наша неуязвимость – тяжкое бремя. Я думаю о сотнях простых людей, вынужденных умирать в этой глупой войне. А мы так ничего и не сделали. 
- Каин? – я не сразу поняла, к чему он это говорит. 
Между нами только-только стали складываться теплые отношения, и я очень боялась разрушить новый мир. Я не была уверена в том, что зарождающиеся чувства станут любовью, но я дорожила Каином. Наверное, уже не совсем как другом. В тот момент защемило сердце от тревожного ожидания, интуиция подсказывала, что я могу его потерять. 
- Каин, о чем ты? 
- Рука, - он грустно улыбнулся. – Я так рад, что ты больше не называешь меня по фамилии… Знаешь, я тоже хочу почувствовать себя «человеком»...Я хочу помочь прекратить эту бессмысленную войну. Я иду на «фронт». Рука, я пришел попрощаться. 
Земля ушла из-под ног. Неужели я рождена для того, чтобы терять тех, кто мне по-настоящему дорог? Слезы навернулись на глаза, в последнее время мои чувства оттаивали, и я уже не пыталась их от всех скрыть. Все предметы смешались в розовое пятно, и я неосторожно порезалась острым ножом. И от чувствительного к восприятию запаха крови обоняния Каина это не укрылось. Ранка быстро затянулась, но сладкий и слегка пьянящий аромат остался висеть в воздухе. Повисло напряженное молчание. Я смахнула слезы с щек и попыталась успокоиться. Я молчала, потому что не хотела, чтобы он видел мои слезы. Я хотела, чтобы он знал, что я всегда буду поддерживать его. Почему молчал он, я не знаю. Пирожное практически подгорело – я забыла о нем. Забыла обо всем – весь мир теперь был занят Каином, которого я считала до того момента всего лишь другом. «Наверное, я люблю тебя, Каин», - подумала я, но сказать не осмелилась.

- Рука, я пришел попрощаться. Возможно, мы больше не увидимся… 
- Замолчи! 
Я взяла его за руку и потянула за собой в мою комнату. Нам многое нужно было друг другу сказать. Сердце колотилось, ледяные пальцы согревались в теплой ладони Каина. Я подошла к окну, глядя полными слез глазами на алое вечернее небо. Он прикрыл дверь. 
- Каин...прошу тебя... 
- Оставшись, я начал бы себя презирать...Да и ты, наверное, тоже...- Я все решил. Тем более, что я для тебя только друг, - добавил он в сторону, но я услышала и на миг обрадовалась тому, что отношения у нас намного глубже, чем просто дружба или привязанность. – Рука, боюсь, мы больше не увидимся – охотники применяют новое оружие, способное уничтожить даже сильного вампира. Я хочу запомнить тебя… 
- Каин… 
Дыхание участилось, сердце ежесекундно сбивалось с ритма, но я решилась. Я зашла за ширму и слегка приспустила с плеч мягкий пуловер, откинув светлые пряди с шеи и плеч и закрыв в ожидании глаза. В голове вертелось одно его имя: «Каин». Укуса не последовало, я почувствовала на талии горячие руки аристократа. 
- Рука, я не об этом, - обжигая плечи дыханием, прошептал он. 
Широко распахнув глаза, я поняла, о чем он говорил. Стало страшно… Но кому как не ему, единственному я могла себя доверить? Слегка прикусив уголок губ, я повернулась к нему и робко улыбнулась… 
Его поцелуи кружили голову, нежные руки заставляли чувствовать себя единственной на свете… Мир обрел новые, более яркие цвета, всю вселенную занимал лишь один единственный человек. И совсем не хотелось думать о том, что завтра он уйдет… 
На улице давно стемнело, а для меня как будто не прошло и минуты. Комнату освещало только пламя на ладони Каина. Моего Каина. Я лежала у него на плече, он гладил меня по волосам, спутывая белые локоны в узелки. Было очень хорошо и спокойно, пока он снова не заговорил о будущем: 
- Я хочу, чтобы ты знала. Если что-нибудь случится… 
- Ты опять? – в глазах помутнело. 
- Если что-нибудь случится, знай: я люблю тебя... 
- Каин… - слезы бежали по щекам, оставляя мокрые дорожки на шее и его груди. Больше он ничего не сказал, и, как мне показалось, задремал. А я не смогла сказать ему эти заветные слова. Побоялась, снова закрылась от всех. 
В дверь постучали, но, не дождавшись ответа, вошли в комнату. Узкая полоса света из гостиной осветила фигуру вошедшего. Канаме Куран. 
- Рука? Ты здесь? 
- Канаме - сама, она спит, - негромко ответил Акацки. 
- Хорошо, - мгновенно оценив ситуацию, задумчиво произнес глава общежития и вышел из комнаты. Я так никогда и не узнала, зачем он приходил. 
Каин поцеловал меня в щеку и, пожелав спокойной ночи, хотел уйти, но не пустила его. «Пожалуйста, не уходи. По крайней мере, сейчас». И он остался.

Как бы ни выглядело это странным, но всю ночь я проспала крепким и сладким сном. Никогда мне не было так хорошо просыпаться. Каин лежал, приподнявшись на локте, и рассматривал меня. Я смутилась, но вспомнила вчерашний вечер и ночь и потянулась к нему за поцелуем. 
- Рука… Мне нужно уходить. Рука… 
Еле оторвавшись от губ любимого, я прошептала: 
- Я буду тебя ждать. Ты нужен мне…

Он ушел. Ушел, и не было никакой гарантии, что он вернется. Мир снова рушился, превращаясь в бесцветное месиво одинаковых дней... Было наплевать на все... Когда я оставалась одна, в памяти оживала та ночь, заставляя учащенно биться сердце и приливать кровь к лицу… Каин… 
Рутина. День-ночь, день-ночь, ночь-день. Спасали редкие разговоры с Айдо и Римой, но все было блеклым и тусклым. 
Я редко спала, выматывая себя ожиданием, а если и удавалось погрузиться мир сновидений, то снился далеко не рай. Иной раз я боялась даже прикрыть глаза, сны пугали реалистичностью и трагичностью. Каин часто снился. Часто я видела, как он приезжает, как девочки кричат: «Вайлд - семпай** приехал!», я выбегаю к нему, бросаюсь в объятья, а он отрешенно смотрит на меня и говорит: «Соуэн, я умираю. Во мне часть оружия против вампиров. Стальной осколок путешествует по крови, и, как только он достигнет сердца, я исчезну … Люблю тебя…» И он...зеркальными осколками… В холодном поту я просыпаюсь и больше не могу уснуть. Иногда я кричу во сне. Оттого, что мне страшно, что некому меня защитить, потому что боюсь его потерять. 
Я понимаю, что не одна так мучаюсь, но легче не становится. В один из вечеров, я снова в страхе проснулась, выкрикнув его имя. Сердце выпрыгивало из груди, от холода и еще чего-то трясло. Я, завернувшись в одеяло (в пижаме холодно), вышла в гостиную и села у камина. Огонь немного помогал ощутить его присутствие, хотя грел не мягко, как руки Каина, а обжигающе и резко. Глядя на неровное пламя, я чувствую себя защищенной. Каин… 
По лестнице спустилась такая же, как я, напуганная и сонная Юки. 
- Соуэн - семпай, ты тоже не спишь? 
- Да. А вы, принцесса, почему не спите? 
- В моей комнате холодно. Я еще не полностью контролирую свою силу, и, просыпаясь от страха, заставляя трескаться окна, - маленькая Куран присела рядом. 
- Я так за него волнуюсь… - Юки - сама поежилась от холода. 
Появилось желание спросить, за кого она волнуется: за старшего брата Канаме или же за Кирию -куна, но желание съязвить пропало также быстро, как и появилось. 
- Юки - сама, не волнуйтесь, все будет хорошо, - а я не столько говорила это ей, сколько убеждала в этом себя. 
Хрупкая бывшая староста навалилась на мое плечо и задремала. «Как котенок», - думала я, укрывая нашу чистокровную принцессу своим одеялом. 
Открылась дверь, и взволнованный Ханабуса принес с собой порцию морозного и холодного воздуха, и я только сейчас заметила, что пришла зима. Я окончательно потеряла счет времени. 
- Рука! Каин ранен! 
Я кинулась к Айдо, нетерпеливо ожидая подробностей. 
- Рука, неужели ты не почувствовала? 
- Нет. 
- Как? 
- А ты откуда знаешь? 
- Между нами есть связь, кровная связь. Когда вампир пьет кровь другого вампира, причем, не равнодушно утоляя жажду, а если есть глубокие чувства, то между ними образуется ниточка, связывающая их между собой. Неужели ты не почувствовала? 
- Нет. – Я опустила голову. – Айдо, я пойду к себе. Позаботься о принцессе, в ее комнате вышибло окна. 
Я вернулась к себе в комнату. Состояние души можно было выразить одним нелицеприятным эпитетом «паршиво» или «хреново». 
Ах, ну, да, конечно… Как я не подумала об этом? Не подумала, не захотела подумать. ЭГОИСТКА… Каин…

А я ведь сама когда-то, желая, чтобы увидели мои чувства, предлагала выпить свою кровь Курану. Хотела, чтобы установилась эта связь. А теперь… Каин сделал робкий глоток моей крови, но ведь этого не достаточно – я-то ему не ответила. Эгоистка! Всегда думала только о себе, своих чувствах, а тот, самый важный в моей жизни человек, оставался без внимания. И пока его не было, я думала не о том, как ему там тяжело, а том, что я одна, что мне скучно и грустно. Ведь так нельзя… 
Я металась по комнате в отчаянии и понимании того, что ничем не могу помочь. Такую взъерошенную и невменяемую нашел меня Ханабуса. 
- Рука, успокойся. Он не умер. Его слегка задело мечом… 
Мечом?! Я во сне тоже видела, что именно мечом его ранили… Каин! 
- Рука, все хорошо. Он скоро приедет. Подлатает раны и вернется. 
Я остановилась и резко подлетела к вампиру: 
- Айдо! Я сама к нему поеду! Пусти меня!!! – но он держал меня. 
- Нет. Даже не думай. Я обещал! Я обещал заботиться и охранять тебя! 
Я перестала «вырываться» из дружеских объятий Айдо и внимательно на него посмотрела. 
- Спи, Рука. Он приедет завтра, - Ханабуса положил руки мне на голову, создавая «снотворное» поле, и я потерялась в безвременье сна. 
И снова я проспала всю ночь, что так не свойственно вампирам. Я уже перестала себя им чувствовать. Лучик солнца пробился-таки сквозь темно-фиолетовую ткань портьер и теперь играл в классики на лакированном полу спальни. Я не проснулась – я просто открыла глаза. Открыла глаза и поняла, что не одна – чувствовалось чужое, но такое знакомое дыхание, родное тепло согревало. И радостно, и страшно… А вдруг...? 
Я повернулась, боясь разрушить вернувшуюся сказку. 
- Каин! 
Он сидел у изголовья кровати, как будто и не было этих нескольких месяцев, и также разглядывал меня, и улыбался. 
- Здравствуй, - родной глухой голос уверил меня, что все происходит на самом деле, и он действительно вернулся. 
Дыхание сбилось. Я протянула руку, желая удостовериться в том, что он рядом. Он поймал мою руку и прижался к ней губами, а потом, улыбнувшись, сказал: 
- Я думал мне приснилась та ночь... 
- Каин… 
Мир снова обрел смысл, цвета, радостным фейерверком заставляя поверить в счастье. 
И ведь я до сих пор верю…

* - Текст песни Within Temptation «Say my name». 
Перевод: 
Дотронься до моей руки - эти цвета оживут 
В твоем сердце и в твоей душе 
Я пересекаю границы времени, 
Оставляю сегодняшний день позади, 
Чтобы снова быть с тобой 
** - прозвище, которое дали девочки Дневного класса Каину Акацки, вслед за «Идолом» Айдо. Wild с английского «дикий»..
Переходов: 0 | Добавил: Uchiha | Рейтинг: 0.0/0

Naruto-4life.ru предоставляет вам возможность прочитать фанфик Рыцарь-Вампир / Vampire Knight - Единственный... совершенно бесплатно , а главное, что бы читать фанфик Рыцарь-Вампир / Vampire Knight - Единственный... вам не нужно регистрироваться! Так же вы можете скачать фанфи Рыцарь-Вампир / Vampire Knight - Единственный... и поставить оценку материалу, не забудьте сказать спасибо Uchiha.

Смотрите так же
  • Немного иначе-8
  • Naruto / Наруто - Фанфик "Осознать счастье"
  • Фэйри Тейл / Fairy Tail - Осточертело
  • Инуяша / Инуяся / Inu Yasha / Inuyasha - Мелочи
  • Инуяша / Инуяся / Inu Yasha / Inuyasha - Коварный замысел
  • Школа шиноби. Глава 1.
  • Наруто / Naruto -Хидан и Хината, возможна ли любовь?
  • А я все ровно тебя люблю!
  • Всего комментариев: 0
    Наверх